Реклама на сайте:

Электронные книги Amazon Kindle в России.
Рабочая одежда в Омске и омской области

  • Популярное
  • Комментарии
Понравился сайт? Нажми +1!

Подписаться на обновления с сайта:

Введите ваш email адрес:



TwitterTwitter
RSSПодпишись!

Водку танкистам не дали

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Водку танкистам не дали. То есть дали, но не водку (арак по местному), а пять поллитровок портвейна фрунзенского разлива. За семь шестиметровых досок этого было мало, и служивые потребовали добавки. Старик-дехканин вздохнул и согласился добавить баранью ногу при условии выдачи противоположной стороной еще и рулона рубероида. Ударили по рукам. Бодро
заурчавший трактор с прицепом увез воодушевившихся солдатиков в сторону затерянного в степи танкового огневого городка. ТОГ только назывался городком, а на самом деле состоял из бокса с шестью танками и несколькими тренажерами. Начальство в межсезонье, когда не было стрельб, туда наведывалось редко, и персонал ТОГа развлекался как мог.

На сегодня был назначен шашлык из той самой бараньей ноги. Он сталвозможен благодаря выделению стройматериалов для ремонта. Никто ведь не заметит пропажи семи досок и рулона рубероида, рассудили танкисты и совершили бартер, смотавшись на удаленную кошару на тракторе под управлением Чукчи. Чукчей литовца звали потому, что он носил фамилию Щукчус.

Кирпичи для импровизированного мангала нашлись быстро, и шашлык на саксауле вышел замечательный. Портвейн закончился и Чукча умотал на своем тракторе в учебный центр, помахав честной компании из кабины ручкой.

После продолжительного перекура танкисты пришли к выводу, что старик-киргиз их обманул, дав дешевый портвейн вместо арака.
"Сволочь, подлец" - громче всех возмущался Васька Мельник - "Надо ему набить  морду!"
- Не надо бить, - возразил рассудительный Слава, - лучше съездить и забрать у него свое. Как минимум две бутылки арака он нам еще должен.

На том и порешили. Кошара стояла под сопками вдалеке от поселка и представляла собой глинобитный домик с полиэтиленом вмето окон и земляным полом. Рядом протекал мутный арык, из которой киргизская семья брала и техническую и питьевую воду. Невдалеке высилась здоровенная гора бараньего навоза. Баранов у киргиза было много, около трех тысяч. За лето стадо увеличивалось в полтора раза и он продавал их оптом перекупщикам. "Деньги есть, - рассудили танкисты, - значит и арака немеряно в загашниках у киргиза".

Проблема транспортного обеспечения намечавшегося чартерного рейса за водкой встала особенно остро. Чукча уехал, а другого подходящего транспорта не наблюдалось. До кошары было три километра. Пешком в наступившей темноте никто топать не хотел.
- Вашу мать! – вдруг заорал Витька Мищенко - А танки?
- Ты что, они же законсервированы, - ответил Макс.
- Тебе на что очки даны? - вопросил Васька Мельник, - чтобы думать, наверное? А вот этот экспериментальный, что в отдельном боксе?

В отдельном боксе стоял танк последней разработки, присланный в часть для ознакомления с новой техникой и для испытания в условиях, приближенных к афганским. В середине восьмидесятых, когда  разворачивались эти события, баллистический вычислитель, лазерный дальномер и система одновременного сопровождения нескольких целей казались  фантастическими штуковинами.
- Ну его на фиг, еще случится чего, - попытался отговорить разгоряченных сослуживцев очкастый Макс, - бошки всем посносят.
- Он НЕ ЗАКОНСЕРВИРОВАН! И горючка имеется, - парировал Витька, - в конце концов, водку ты можешь не пить, сами разберемся.

Факт боеспособности танка решил все. С инфракрасного прожектора подсветки сняли фильтр, превратив его в дальнобойную фару, расселись по броне и двинулись на кошару. Недовольный Макс, на котором была ответственность за технику на объекте, плюнул им вслед и пошел спать.

Движок ревел, фара светила, и Васька Мельник, сидевший за рычагами, быстро доставил честную компанию к кошаре, въехав в палисадник и уперев ствол в полиэтиленовое окно. Выскочил испуганный киргиз. Он закрывал глаза от слепящего снопа света.
- Арак гони, - кричали с брони танкисты.
- Не слышу, - перекрикивал рев двигателя старик.
Движок заглушили и внятно объяснили, что без арака, конечно, они тоже уедут, но только через его хижину. Старик вздохнул и пошел за водкой.
- Вот, - вынес он две бутылки, - больше нет.
- Ну и фиг с тобой, - резюмировал Мельник, забрал бутылки и завел двигатель.

Танк выплюнул облако копоти. Васька дернул левый рычаг и сорокатонная машина, развернувшись на месте, смешала с глиной пять кустиков зелени в тщательно взлелеяном палисадничке у дома киргиза.

Макса разбудили, водку выпили, танк вымыли, двигатель остудили и легли спать. Наутро приехал начальник политотдела дивизии Перегуда вместе со стариком-киргизом:
- Эти? - грозно спросил начпо.
- Не знаю, - пробормотал дехканин, - темно было, начальник...
- А номер танка запомнил? - не унимался полковник.
- Темно было, - повторил погрустневший старик, - фара яркая, прямо вглаза...

Пять построившихся танкистов изо всех сил пытались казаться бравыми и  законопослушными солдатами, изменявших Родине только во сне про любимую девушку.

- Чурка бестолковая! - буркнул в сторону начпо, - Смотрите у меня! - бросил он танкистам, сел в УАЗик и уехал по пыльной полигонной дороге.

- Ну вот, - закурив, сказал Максу Васька Мельник, - а ты боялся. Молодой ишшо!